ЛЕНТА
= главная стр.
(хронолигический список)


МЕТКИ
(облако тегов из ЖЖ)

 

Гостевая книга

Доказательность доказательств фальсификации выборов

Тема возникла при обсуждении статьи "Массовые фальсификации wanted". Ввиду важности рассматриваю её отдельно. (Через 2 месяца аргументация по данной теме была подвегнута радикальной ревизии - здесь. Хотя все нижеизложенное остается верным и актуальным.)

Терминология
(условная и только в рамках этой заметки - для упрощения изложения)

Фальшивоверующие - те, кто верят/считают, что власть фальсифицирует итоги выборов, для чего устраивает массовые фальсификации
Они / Вы - они же (Фальшивоверующие)
Мы - те, кто считают, что власть выбрана народом (без всяких "но")


Как быть с доказательствами в условиях недоверия к судам?

Диалог Они / Мы:
- Выборы фальсифицированы.
- Докажите
- Доказательств море, читайте там, там, там …
- Это не доказательства, а «голые» слова, в т.ч. откровенная ложь. Давайте факты.
- А вот на участке Х в городе N…, а вот на сайте Х…, - там и протоколы, и видео… - разве это не факты?
- Это не протоколы, а картинки в Интернете… Мы не знаем, имеем ли дело с фотографиями реальных протоколов, или это фальшивка, изготовленная в Фотошопе. Мы не знаем, это документальное видео, или фальшивка, изготовленная у кого-то на дому. … Идите в суд. Только суд может решить, считать ли доказательство доказательством. И только суд может решить, был ли факт преступления.
- В нашем суде ничего не докажешь. Наши суды продажные, никаких решений против власти не принимают. Идти туда бесполезно. Напрасная трата времени и денег.

На этом спор заходит в окончательный тупик. Тем более что Мы по поводу судов тоже имеем трезвый взгляд.

Что же делать? Кто кого переорет на митингах и в эфире? Или в драке выяснять?

Мой ответ
(попытка/вариант ответа).

1.
Есть многовековая мировая практика – решать спорные вопросы в суде. Можем ли мы – россияне – идти другим путем? Нет. Другого пути даже никто не предлагает (а если предлагает, то гораздо худшие варианты).
Менять положение с судами нужно. Никто не спорит. Но мы не можем отменить судебную систему сейчас. Мы не можем сделать ее безупречной в течение короткого времени. Надо исходить из нашей реальности. Нет другого пути.
И Мы имеем полное право завершить дебаты уже на констатации этого положения. Идите в суд!

2.
У Нас есть полное право усомниться в доводах Фальшивоверующих.
Одним из аргументов в Нашу пользу является пример Украины. Этот вопрос я подробно рассматривал в статье «Массовые фальсификации wanted» (ч.2).
После «оранжевой революции» власть, которая якобы фальсифицировала выборы, была повержена. Оранжевые победили. Они заявляли о массовых фальсификациях; доказательства демонстрировали даже в Верховном суде перед ТВ-камерами (велась трансляция по ТВ). Т.е. с доказательствами и свидетелями проблем не было. Оранжевые обещали на Майдане всех фальсификаторов наказать - это было их самое главное обещание. Они пришли к власти. Судили оранжевые суды.
Есть доказательства, есть свидетели, есть желание и обещание, суды не подчиняются свергнутой власти. Разве не идеальная ситуация для того, чтобы суды признали доказательства (и наказали виновных)?
Но каков практический итог этой судебной идилии? Доказательств оказался сущий мизер. Массовых фальсификаций – полный ноль.
Так может дело-то не в судах?
Практика – критерий истины. Украинская практика показала, что громкие и многочисленные заявления о фальсификациях, могут происходить на «ровном месте».
Наша российская практика говорит о том же. Ведь тема фальсификаций не сегодня возникла – оппозиция о них давно заявляет, и очень громко. Но сколь-нибудь приемлемых доказательств Нам ни разу не предъявили. Даже попыток таких не было! Были только «голые» слова.

3.
Фальшивоверующие предъявляют обвинения в преступлении (преступлениях). Они обязаны предъявить Нам доказательства. Это – логика, это – закон, это - общемировая практика.

4.
Это должны быть именно доказательства.
Мы знаем наверняка, что среди доказательств фальсификации, которые нам/Нам пытаются предъявить, имеются явно лживые факты, имеются имитации таких доказательств. Мы признаем, что фальсификации есть – Мы признаем реальность. А Они обязаны признать, что бывают лживые доказательства. Что из этого вытекает?

У Фальшивоверующих нет ни морального, ни законного права приводить в качестве доказательств набор непроверенных сведений. Здесь не работает закон «количество переходит в качество». Большое количество непроверенных сведений не порождает доказательности. Не надо Нас засыпать кучей «мусора». Да, в большой куче мусора, на большой помойке, можно найти и полезные вещи - среди моря информации в Интернете есть и настоящие факты. Но Они должны сами порыться в этом «мусоре», выбрать оттуда реальные факты. И предъявить нам именно их. Таковы требования морали и закона.

5.
Вы не верите власти. А Мы не верим Вашим лидерам, и не верим Вашим фактам.
Хорошо, суд не примет Ваших доказательств. Но Вы попробуйте убедить хотя бы меня, Нас. Верить Вам на слово мы не готовы. Верить анонимным публикациям, фото, роликам в Интернете Мы не будем (это - «помойка»).
Поэтому Вы должны обращаться с официальными заявлениями – в ЦИК, в суды... Там Вы, положим, не получите нужного решения. Но официальное обращение позволяет производить хоть какой-то отсев фактов от наглой лжи и домыслов. При официальном обращении придется предоставить ФИО. Если предъявить фальшивое доказательство, или клеветать на власть - могут завести «дело» на самого заявителя. Не хочется? А что делать-то? Никак нельзя без этого. Какой-нибудь негодяй наймет десяток блоггеров - те за считанные дни «вывесят» в Интернете сотни и тысячи «липовых» доказательств (при помощи «копи-паст» это легко делается). И по этому поводу Нам отдать власть «болотным» лидерам?

Пусть суд Вас не удовлетворит. Но Вы сможете показать Нам уже не «мусор», а то, что можно обсуждать серьезно. Я считаю так: дайте Нам хотя бы таких доказательств достаточное количество – и тогда будет смысл начинать разговор (про «достаточное количество» ниже).

Вы говорите, что обращение в суд – напрасная трата времени и средств. Это даже не пустая отговорка. Это самый настоящий обман. В суд надо обращаться. Во 1-х, этого требует мораль и дух закона (если у тебя есть факт преступления – надо пытаться наказать преступника). Во 2-х, а как насчет Нас? Разве Вы не хотите убедить Нас? Убедите Нас – и мы вместе свергнем эту власть. Или Вы считаете это мелкой и неважной задачей? Мы должны Вам просто верить, а Вы будете нам указывать?

Примечание. Власть зря после декабря начала анализировать анонимные ролики в Интернете. Глупое дерганье в ответ на «голый» наезд. Действовать нужно по закону. Реагировать на всё, что "вывешено" в Интернете - глупо и непрофессионально. Не останется времени, чтобы выполнять реальную работу. Правда польза была. Я, к примеру, ранее был гораздо более высокого мнения о профессионализме работников Следственного Комитета. Получены новые знания (хоть они и не радуют).

6.
Когда Вы предоставите Нам свои официальные обращения (заявления, жалобы…), мы вместе рассмотрим их «существенность», отсеем заведомо несостоятельные. Как мы это сделаем – не знаю. Это можно отнести к компетенции общественных и экспертных групп (каковые, сейчас, вроде, планируется).

Каковы критерии массовости фальсификаций?
К когда можно говорить о том, что власть фальсифицировала выборы (итоги выборов)

После отделения «зёрен от плевел» посчитаем количество фальсифицированных голосов. Если их окажется не мизер, тогда мы вместе поднимем вопрос о пересмотре итогов выборов.
Я выдал свой критерий «массовости» - 10% (в «Массовые фальсификации wanted»). Хоть эту цифру я считал не для того (а как бы планируя фальсификации от лица власти). Можно опереться на нее. Можно обсудить другие цифры. К примеру, по декабрьским выборам можно посчитать, сколько голосов нужно убрать у ЕР, чтобы она потеряла большинство в Думе – тоже критерий.
И очень хочется к этим %% добавить доказательства организации фальсификаций ВЛАСТЬЮ.

Резюме:
Доказательства фальсификаций
-- должны быть предъявлены обвинителями;
-- они должны быть «очищены» от заведомо ложных и анонимных обвинений;
-- они должны быть представлены официально.
И всё это должны сделать Они. И только после этого Они имеют право - по закону и по морали - выставлять претензии о фальсификации выборов.

Вопрос о фальсификации выборов может быть поднят на государственном уровне (на уровне всего общества), если количество «очищенных» фальсификаций выйдет на уровень порядка 10%.

 

------

Благодарю блоггера "маша" (http://a-mara.livejournal.com/) за правильные вопросы и реплики.

==================
==================
Дополнение. Короткие реплики по теме.

Нюанс - я писал везде о федеральных (общегосударственных) выборах. С этой колокольни до сих пор фактов был такой мизер, что не было смысла рассматривать Ваш вопрос в принципе.

>>> Как относиться к массовым фальсификациям в рамках региона?
___ Не думал на эту тему. На 1-й взгляд - можно транслировать на регион те же рассуждения, которые применимы к стране.

>>> Если в регионе имелись массовые фальсификации, как соотнести их с федеральными итогами?
___ Вроде тоже понятно. Нужно отменять-переголосовывать в регионе. И разбираться с региональным руководством.

 

О.Петров
02.03.2012


Хостинг uCoz